Эдуард Сагалаев | Психология СМИ

29 апреля 2015
22807 просмотров

О главных тенденциях в отечественных и мировых СМИ размышляет президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, член Академии Российского телевидения, лауреат Государственной премии СССР, знаменитый деятель советского и российского телевидения Эдуард Сагалаев.


Видеоцитаты:

(02:56) Нашу Госдуму называют “Взбесившимся принтером” и иногда это действительно так, потому что она зачастую принимает такие решения, которые, можно сказать, ни в какие ворота не лезут!

(06:20) Реклама - это неизбежное зло.

(08:42) Я был романтиком тогда. Потом уже деньги победили.

(9:00) Я помню, было такое время - деньги даже приносили в конвертах

(13:39) Дмитрий Киселев - фигура не бесспорная, но это человек, который реально влияет на общественное настроение.

(24:32) Я думаю, что сейчас на российском телевидении подрастает очень хорошая смена.

(37:00) На телевидении главное - это конфликт!

(41:14) Телевидение сегодня не столь свободное, как было раньше.

(44: 18) Я имею представление о телевизионных технологиях, но то, что мне рассказал Святослав Буняев, меня потрясло. Это будущее телевидения.

(48:20) Завидуют нашей свободе, которую мы сами себе, в общем-то говоря, выбрали.

(52:12) Мы жили интересами страны, мы были патриотами. И критика была направлена на интересы страны.

(57:57) Передо мной стоял выбор - или репутация, или карьера.

(58:13) Мы свое уже отбоялись, и отбоялись очень давно!

(1:06:02) Я не ушел с телевидения, как многие считают, я остаюсь, только в другом качестве.

О работе президентом Национальной ассоциации телерадиовещателей. Дело не в том, что я президент, дело в том, что это - интересная работа, которой я занимаюсь. В основном я занимаюсь тем, что лоббирую интересы российского телевидения в различных органах власти. До сих пор мы боремся за то, чтобы разрешили рекламу в детских программах. Без рекламы в детских программах они просто исчезли.

О рекламе. Реклама - неизбежное зло. С другой стороны, это - хлеб телевидения.  Поэтому невозможно сегодня телевидению обойтись без рекламы.

О программе “Что? Где? Когда?”. Я с Ворошиловым спорил на эту тему, говорил “Ну давай не нужно деньги! Это как-то нехорошо.” А он был убежден, что нужны именно они.

О роли журналиста. Журналист может влиять на ход истории. Таких людей немало на телевидении, которые реально могут влиять на ситуацию в стране. Профессия эта специфична тем, что дает невероятный драйв человеку. Его узнают, с ним считаются. Сама возможность выходить в эфир уже дает колоссальную духовную привилегию.

Начало творческого пути. Я играл в народном театре и кто-то обратил внимание на мой голос и пригласил диктором на радио. Я стал подрабатывать корреспондентом. Меня заметили и пригласили в областную газету. Затем перешел в секретариат газеты. Мне нравилось организовывать сам процесс создания. Меня пригласили в Ташкент, в молодежную газету “Комсомолец Узбекистана”. Я там работал ответственным секретарем.

О программе “12 этаж”. Это было совершенно новое явление на телевидении. Там были телемосты, которые в прямом эфире связывали студию с разными точками страны - классом в школе, заводом в Ташкенте. Методом тыка мы понимали, что дает эффект какой-нибудь или конфликт. Из таких моментов и состояла программа, люди могли видеть на экране историю жизни.

О программе “Взгляд”. Я был одним из непосредственных авторов этой идеи. Молодежная редакция была сильна тем, что не было строгой иерархии. Другие завидовали нашей свободе. В передаче были очень острые моменты - когда чуть ли не парт-билет сжигал в прямом эфире Марк Захаров. Поэтому передачу все-таки в конце концов и закрыли. Не было страха. Было ощущение, что мы работаем на интересы страны.

О совести. Я всегда был конформист, но до определенного предела. Когда я понимал, что моя совесть будет неспокойна, я делал выбор в пользу своей совести. Были моменты, когда моя совесть не давала мне спокойно спать. Я понимал, что в борьбе за выборы Ельцина приходилось идти на поступки, которые противоречат моей совести, и ушел с этой работы.

О секретных материалах. Однажды ко мне пришел человек из КГБ, принес пленку и говорит: покажи её. Это материал, отснятый во время визита Ельцина в США. Он выходит из самолета пьяный, подходит к колесу самолета, расстегивает ширинку… И я должен был это показать. Я отказался.

О фонде Эдуарда Сагалаева. Это все для того, чтобы поддерживать все лучшее, что есть на нашем телевидении. Я участвую в  премии “Лавр” - премия документального кино. Министр Мединский запретил давать деньги. А я председатель этой премии, и сам выделяю 150 тысяч из своих личных денег.

О “Психологии XXI” . Человечество движется в интересном направлении. Психология - очень продвинутая, передовая и интересная наука. Может быть именно поэтому я и стал работать на телевидении - потому что мне интересен человек в самых разных его проявлениях - о чем думают люди, чего они хотят. Я сделал документальный фильм о Станиславе Грофе.

О цензуре. Самоцензура есть, это безусловно. А есть люди, к которым не применимо  понятие самоцензуры, они  делают то, что выгодно делать большой власти.

О будущем. Я думаю, что будущее телевидения зависит от технологий. Будет тысяча разных каналов, человек сможет выбирать для себя то, что хочет, хотя влияние на человека телевидение будет оказывать всегда. И я не знаю, хорошо это или плохо.  Я мечтаю о том, чтобы телевидение было по возможности объективным, и чтобы оно просвещало людей.

Теги: эдуард сагалаев

Подробнее

Ваш вопрос или комментарий

Вы можете задать вопрос или направить свой комментарий

Отправить